Phil, s/v BARBOS (nefirma) wrote in yachting_rus,
Phil, s/v BARBOS
nefirma
yachting_rus

Categories:

Как мы были шпионами в Египте.

    Мы прибыли в Александрию 16.06.2010 в полдень из Мармариса (Турция) после трехдневного перехода.  Поскольку никакой информации о процедуре входа в интернете нам найти не удалось,  оформление прошло со скрипом (две лодки из четырех вообще отказались оформляться и ушли обратно в Турцию) и стоило по $280 за лодку и по $16 за визу каждому члену экипажа, а закончилось лишь через сутки без возможности ускорения процесса.

    Днем позже мы двумя экипажами (Barbos и Gokova-3), взяв микроавтобус с водителем на весь  день (с 8 утра до полуночи), посетили Каир, Гизу (пирамиды) и вернулись обратно.  Автобус нам обошелся в $215 (на  11 человек).

    Оформление выхода (мы тоже решили идти обратно в Турцию, без похода в Порт-Саид) мы начали в субботу,  19-го, так как пятница в Египте – нерабочий день. Однако, 20-го в полдень, когда мы планировали покинуть гостеприимный берег Африки, к нам пришел Сэми (сотрудник александрийского яхт-клуба) и сказал, что сейчас нашу лодку будут осматривать пограничники.  Они пришли, мы в очередной раз заполнили декларации, параллельно этому в бухту, где мы стояли (старая гавань Александрии, причал Александрийского Яхт-клуба) вошел военный корабль – сторожевик. Мы еще пошутили, что, мол, по нашу душу. Так и оказалось.


     Признаться честно, такого количества звезд и их же представителей в штатском на нашем катамаране еще не было и, надеюсь, больше никогда не будет. Они осмотрели наши вещи, переписали технику и принялись за расспросы. Главное, что их интересовало, как стало понятно через некоторое время, - это наличие у меня на борту системы AIS(Automatic Identification System), . С удовольствием отвечая на вопросы, я показал им сначала сам блок, а потом и вывод полученной таким образом информации об окружающих судах на картплоттер. После этого меня спросили: «А почему вы передаете эту информацию на сайт marinetraffic.com?» Я был несколько озадачен этим вопросом и на тот момент никак не мог связать между собой деятельность этого сайта и процедуру пограничного осмотра моей лодки. Я объяснил, что передача данных на сайт marinetraffic.com сделана для обеспечения работоспособности странички  у меня на сайте, озаглавленной «Где мы сейчас», а страничка эта мне нужна в первую очередь для моей мамы и моих друзей, чтобы они всегда знали, где мы находимся. Меня поняли, но содержимое всех ноутбуков на катамаране все равно проверили, а  процесс ретрансляции данных с AIS-приемника через ноутбук с помощью интернета выяснили во всех деталях.  Отдельно мне пришлось подробно объяснять, что я могу ретранслировать ТОЛЬКО те данные, которые остальные суда сообщают о себе сами (т.е. военные корабли я просто не вижу), и что подобная ретрансляция сама по себе возможна ТОЛЬКО при наличии у меня доступа в интернет. К сожалению, я до сих пор не являюсь счастливым обладателем спутникового телефона, в связи с чем наличие интернета на моем катамаране ограничено лишь временем его пребывания в марине (яхт-клубе) с бесплатным вай-фаем и/или в зоне действия греческих и турецких мобильных сетей. Ну и наконец, отдельным пунктом я отметил то, что после выключения моей «станции слежения за портом Александрии», все, выданные мною по незнанию суда, все равно остались видны на сайте marinetraffic.com , но уже благодаря хорошей направленной антенне базовой станции на Родосе (в Линдосе), которая помогает информировать судовладельческие компании о месте нахождения их кораблей, следующих в/из Суэцкого канала. По окончании расспросов военные удалились на пирс для какого-то обсуждения.  


     Уже ближе к вечеру, после пятого… или седьмого раунда объяснений с моей стороны,  меня попросили «пройти», а точнее проехать, в неизвестном направлении с документами на лодку и сопровождением из офицеров. Начиная с этого момента, я окончательно понял, что сегодня мне Африку не покинуть, и что дело принимает серьезный оборот. Я позвонил помощнику вице-консула РФ в Египте. Мне дали телефон вице-консула РФ – Рашида Атаева (забегая вперед скажу, что только благодаря ему удалось всю эту ситуацию разрешить относительно быстро). К десяти вечера мы с офицерами приехали в Военную прокуратуру. Там меня ждал еще больший парад звезд и орлов (полковники и генералы носят погоны не только со звездами, но и с орлами). Надо отметить, что к этому моменту, благодаря телефонному разговору вице-консула с Военным Прокурором, мне уже полностью стала понятна суть претензий и сложность ситуации, назвать которую безнадежной, однако, я не мог.


     Итак, меня и мой экипаж обвинили в промышленном шпионаже на основе нарушения мною ВНУТРЕННЕНГО УСТНОГО распоряжения по Египетской Службе Безопасности (за точность названия ведомств не ручаюсь, но смысл понятен) о запрете РЕ-трансляции  в места общего доступа данных, полученных при помощи AIS. Поскольку это – несуществующий закон (он не опубликован в официальных источниках), и нарушение этого положения ПОКА не влечет за собой никакого наказания, и вообще это первый в истории Египта подобный случай, то они обязаны со всей строгостью местной бюрократии провести меня и мой экипаж через все хитросплетения процедур проверки и выяснения обстоятельств. Отсюда следовало только одно – нам ничего страшного не грозит, но придется задержаться в Александрии на несколько дней, а с каждым днем становилось все понятнее, насколько сложными и разнообразными путями шла эволюция бюрократии в этой стране.


     Поздно вечером, мне сообщили, что мой экипаж, к сожалению, тоже нуждается в процедуре «паспортного контроля», после чего нас всех собрали и отвезли на микроавтобусе в другой конец Александрии, где меня отдельно от измученного ожиданием экипажа от вели в кабинет к тому самому «в штатском», который на этот раз представился полковником MIA(Military Intelligence Agency –Военная разведка). Вместе с ним был его коллега (да и мой тоже) – IT-специалист.


     Прежде всего, передо мной трижды извинились: от себя лично, от лица ведомства и от лица правительства. Разговор велся очень вежливо и обходительно. Далее я в течение двух с небольшим часов очень подробно (в очередной раз) рассказывал, как работает система AIS (с точки зрения пользователя), и почему с ее помощью невозможно увидеть военные суда (они просто не передают информацию о себе), а также о том, где я работал, и какая у меня основная профессия (Системный Администратор, IT-шник по простому).  На вопрос: «Знаете ли Вы, что ЭТО не законно в Египте и в мире?», – я спросил: «А почему, если это незаконно по международным правилам, сайт marinetraffic.com ОФИЦИАЛЬНО (для этого достаточно посмотреть в самый низ страницы - там указаны все организации поддерживающие этот сайт) поддерживается греческим правительством?» Ответа я, конечно, не получил, но и вопросов таких мне больше не задавали. В конце разговора передо мной снова трижды извинились, и еще извинились за то, что вынуждены даже после этого собеседования задать мне формальные вопросы в стиле: «Первый ли раз вы в Египте? Были ли вы до этого в Израиле? Знали ли вы, что то, что вы делали, незаконно?», – и т.д. Разумеется, весь разговор фиксировался на видеокамеру. После моего собеседования в кабинет к полковнику по одному вызвали остальных членов моего экипажа, выяснили у них те же формальности, всех сфотографировали и, напоив напоследок чаем, отправили домой (на катамаран), где выставили охрану на пирс.


       21-го, в понедельник, в 9 утра, меня снова отвезли в военную прокуратуру, где на основании экспертного мнения полковника военной разведки, военный прокурор должен был принять решение о нашем освобождении.  Приема я прождал шесть часов на улице (хорошо хоть в тени, но и там было +41), а принявший меня генерал не говорил по-английски, поэтому показания я давал через переводчика в течение еще полутора часов. В конце допроса прибыл вице-консул РФ и последние несколько вопросов мне напрямую с арабского переводил он. Час спустя мы с моими часовыми на такси (за мой счет) выдвинулись в сторону гражданской прокуратуры, где с меня и моего экипажа еще раз должны были снять арест, на основе бумаг из военной прокуратуры.


       Простите, небольшое отступление – я не могу подобрать слов, чтобы описать ту грязь, в которой просто утопает весь город и административные здания в том числе. Объясняется это тем, что они кидают остатки еды и бычки, не туша, прямо под ноги, даже в кабинетах. Грязь и антисанитария царит везде. Частично спасает только то, что там ОЧЕНЬ жаркий и сухой воздух, и те трупы крыс, которых я видел в коридоре прокуратуры, были уже мумифицированы (хотя мне и сказали, что им всего пара дней).  Должен отметить, что уборщиков я видел только в двух местах  – в Александрийском Яхт-клубе (ну это как отель для иностранцев) и у кабинета Генерального прокурора в новом здании (огромное новое здание, но уже со следами присутствия человека). Когда я стал стряхивать пепел в поставленную уборщиком корзинку, он был мне крайне благодарен, а у всех остальных это вызвало бурный смех и шутки в стиле «я стряхну, а ты протри».


       В общем, когда мы вечером приехали в прокуратуру, конечно же оказалось, что прокурора на месте нет и до завтра не будет. Мои мольбы о том, что нас уже оправдали, и нам надо срочно идти обратно в Турцию  (у ребят были билеты впритык, а посередине пути нас ждал шторм), ни к чему не привели.


       На следующее утро после трехчасового поиска машины меня ждало последовательное общение с Гражданским прокурором, Морским прокурором и Таможенным(!) прокурором.  Причем каждому из них нужно было изложить всю историю, начиная со всемирного потопа с покупки катамарана. В итоге, измученный слишком частыми выступлениями, я позвонил вице-консулу, а он в свою очередь добился освобождения для нас в районе четырех часов дня. Получив долгожданную свободу, мы рысью забили баки водой, закупили еды и солярки, и, тепло попрощавшись с вице-консулом и Сэми из яхт-клуба, рванули в родное любимое море, где даже поломка мачты на следующий день и двое суток пути по неспокойному морю под моторами не смогли нас смутить и расстроить.


       Напоследок я бы хотел еще раз отметить, что в Египте очень многие вещи до сих пор под запретом, как это было в СССР. Например, GPS они разрешили использовать (с точностью НЕ более 100м!) только прошлой весной, а инкриминировавшееся нам нарушение запрета  РЕ-трансляции данных с AIS-приемника, отныне будет караться, внимание(!), пятью годами тюрьмы и конфискацией судна, так как закон о распространении подобной информации станет официальным. Наш Вице-консул сказал, что мы устроили действительно большой переполох, поставив на уши полстраны (почти все мои обвинители были из Каира), а наше преступление было настолько серьезно, что нас хотели в течение всего времени расследования продержать в местном КПЗ (я видел, что это такое, это непередаваемо на бумаге), и только благодаря вмешательству вице-консула мой экипаж оказался всего лишь под домашним арестом.

       Обо всем этом, несомненно, будет сообщено в МИД России, и, скорее всего, там выйдет циркуляр по инстанциям, дабы предупредить всех наших яхтсменов и моряков о такой проблеме, но, признаться, вряд ли это будет столь эффективно, как распространение информации по интернет-сообществам и тематическим форумам.

Tags: египет, конкурс EPIC FAIL 2010
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments